МЫ НА СВЯЗИ
с 9:00 до 21:00

В корзине пусто!

Ода суккулентному листу. Часть 2

Ода суккулентному листу. Часть 2

02.09.2016

Нормально ли, что человек, решивший купить суккуленты где либо в Перми, Новосибирске, Краснодаре или Уфе, совсем не имеет никакого представления о своих новых питомцах? Вот и я думаю, что нет. А потому, во второй части этого экскурса в тайны суккулентов, мы продолжим знакомиться с интересными особенностями этих растений.

Итак, в первой части мы выяснили, что идеальная форма суккулентного листа — шаровидная, с максимальным диаметром, но почему же это условие (особенно максимальный диаметр) соблюдается далеко не всегда? Близкую к шаровидной форму листьев имеют некоторые мезембриантемовые (Litops, Conophytum, Argiroderma), толстянковые (Pachyphytum), сенецио (Senecio), но размер этих органов невелик и едва превышает сантиметр в диаметре. Стебли и корни более последовательно придерживаются математических закономерностей, но об этом позже. Отвечая на вопрос, почему же суккулентные шаровидные листья имеют откровенно невыгодные в плане отношения объема к площади поверхности, именуемого коэффициентом водозапасания, размеры, можно прийти к выводу: все дело в том, что лист — временный орган. Продолжительность его жизни короче таковой у растения (имеется всего лишь одно исключение — вельвичия удивительная, о которой еще будет сказано много интересного). Утрируя, можно сказать: растению не имеет смысла с целью достижения идеальных для накопления влаги геометрических пропорций отращивать огромные листья, если их нужно периодически менять.

Но все же особей с шаровидными листьями среди суккулентов немного. Форма листа может быть самой причудливой и неожиданной, но вполне согласующейся с предназначением этого органа.

Вернемся к алоэ. Его листья далеко не шаровидные, но успешно справляются с функциями, возложенными на них природой. Они имеют достаточный объем для того, чтобы запасать воду, необходимую площадь поверхности для фотосинтеза. Такая форма у них не случайна: при значительной потере влаги верхняя поверхность листа становится похожей на желоб, по которому даже незначительные капли жидкости стекают к стеблю и далее вниз, к корням. Расположение листьев в виде розетки тоже имеет важное значение для выживания в условиях низкой увлажненности: теряя воду, эти органы способны «складываться», поднимаясь вверх и прижимаясь плотнее друг к другу. Может быть, Aloe arborescens не в полной мере обладает этим свойством, но другие представители рода с более приземистым ростом и более плотными розетками листьев прекрасно владеют подобной «техникой» уменьшения поверхности испарения. Это приспособление развили многие листовые суккуленты: агавы, гаворции, семпервивумы, оростахисы и др.

Мы уже вскользь упоминали о способности суккулентов собирать при помощи листьев осадки: дождь, росу, конденсирующийся туман. Легче всего пронаблюдать данный феномен на примере самой распространенной агавы — Agave americana. Это растение имеет мощные, достигающие нескольких метров в длину желобовидные листья, способные эффективно доставлять к корням воду. Вы попробуйте опрыскать сверху небольшой экземпляр: вода будет скатываться по направленным вверх листьям к основанию растения и очень быстро увлажнит почву вблизи корней, в то время как непосредственно под листьями она останется практически сухой. Это своеобразный зонт наоборот: перевернутый ручкой вверх и с проделанным в центре отверстием, он одновременно может защитить от дождя большую поверхность и направить всю собранную воду через упомянутое отверстие в одну точку — именно туда, где она оказывается полезна растению. Корни, расположенные вблизи поверхности, очень быстро соберут всю жидкость и доставят в водозапасающие листья.

Некоторые же листовые суккуленты приспособились собирать воду еще более остроумным способом: поверхность их листьев покрыта нежным пушком, состоящим из тончайших волосков. Они выполняют двоякую функцию: конденсируют атмосферную влагу, помогая растению пополнять свои запасы воды, и одновременно защищают листья от перегревания и избыточного солнечного освещения. Опушенные же листья характерны для многих представителей семейства толстянковых: Aeonim lindleyi, Sempervivum arachnoideum, Kalanchoe tomentosa, Cotyledon tomentosa, Crassula lanuginosa, Echeveria pilosa, Echeveria leucotricha, Echeveria pulvinata. Более редкие волоски имеют представители рода Hawortia, например Haworthia arachnoidea.

Собрав и накопив воду, листьям приходится ее сохранять, для этого развился целый ряд адаптационных механизмов.

Наиболее универсальным способом удержать влагу внутри листа является уменьшение количества устьиц на единицу поверхности. Количество подобных образований на поверхности суккулентного листа в десятки раз меньше, чем у обычного несуккулентного, вдобавок ко всему они еще и закрыты днем.

Но многим этого недостаточно. Суккулентные листья покрыты плотной восковидной оболочкой — кутикулой, которая еще в большей степени «герметизирует» растение.

Большое число видов для предохранения от избыточной радиации выработало защитную окраску листьев, способную эффективно отражать солнечные лучи. Упомянутые уже Agave americana и Aloe arborescens имеют листья с матовой голубовато-серой поверхностью. Белая или голубоватая окраска характерна для многих представителей рода Cotyledon и Echeveria (например, Echeveria laui), причем поверхность листьев словно припудрена и при прикосновении к ним белый или голубоватый «декор» снимается. Более стойкую белую окраску имеют листья растений из рода Argiroderma.

Некоторые листовые суккуленты вырабатывают своеобразную защиту: «загорают» на солнце, окрашиваясь в результате накопления пигментов в разные оттенки красного цвета. Непревзойденным лидером в этом отношении является Aeonium arboreum var. Atropurpureum.

Это растение при умеренном освещении имеет вполне заурядную зеленую окраску листьев, но выставленное под прямые солнечные лучи, оно становится восхитительного темно-пурпурного, можно даже сказать, бордового цвета.

Мы уже упоминали о волосках, покрывающих листья. У некоторых суккулентов, например у Senecio scaposus, имеется паутиновидная оболочка, которая со временем отслаивается, словно старая кожа у змеи. Листья этого растения с возрастом в прямом смысле линяют. Такое приспособление, вероятнее всего, необходимо для того, чтобы предохранить от избыточного солнечного облучения молодые, активно функционирующие ткани. По мере старения листья перестают нуждаться в такой защите и «отказываются» от дополнительного слоя. Следует заметить, что эти оболочки серебристого цвета на листьях придают растению декоративный вид, и их потеря только огорчает.

Представители семейства мезембриантемовых рода конофитум (Conophytum) эффективно используют для защиты от неблагоприятных условий внешней среды, в частности от засухи, отмершие листочки, которые укрывают под собой новые. Следует отметить растения именно этого рода в плане их способностей к преобразованию. Конофитумы представляет собой всего два (если они еще не образовали многоглавую группу) полностью сросшихся листочка, причем их размеры весьма миниатюрные. Такой комочек растительной суккулентной жизни, который практически невозможно найти среди камней и песка. Только после того, как из маленького отверстия между сросшимися листочками появляются огромные (по сравнению со всем остальным) цветки преимущественно розовых тонов, становится понятно, что это растение. Представители того же рода приспособились «одеваться в песчаные одежды»: поверхность суккулента покрыта липким веществом, благодаря которому песчинки и пыль прилипают к тщедушному тельцу и укрывают его от враждебной среды.

Наиболее оригинальные листовые суккуленты (в основном это представители семейства мезембриантемовых) нашли иной выход. Особенно прославились фенестрарии (Fenestraria). Чтобы не испытывать судьбу, эти удивительные растения «ушли под землю» не только корнями, но и листьями. Под поверхностью земли им не страшно избыточное облучение и травоядные пожиратели растительной плоти. Но ведь под землей темно. Решение проблемы кажется гениальным: из почвы выглядывает верхняя выпуклая часть листочков, имеющая форму линзы, настолько прозрачная, что солнечный свет без труда проникает вглубь листа и достигает хлоропластов, в которых осуществляется фотосинтез. Еще более удивительным является следующее: прозрачность «окон» (а именно поэтому растение так названо: fenestra значит «окно») меняется в зависимости от интенсивности солнечного излучения. Дело в том, что ткани листа содержат соли, которые в зависимости от того, находятся ли они в растворенном состоянии, когда растение насыщено водой, или они кристаллизуются при потере влаги, уменьшают прозрачность «окон». Подобное приспособление характерно для разных представителей семейства мезембриантемовых, различны лишь форма «окон» и их размеры. Некоторые же представители других родов суккулентных растений — хаворция (Hawortia) и гастерия (Gasteria) — тоже склонны к подземному образу жизни и предпочитают получать свет через «окна» на поверхности листьев.

Те листовые суккуленты, которые прячутся под землей, как уже было замечено, параллельно решают проблему защиты от травоядных врагов. А что делать остальным? Есть два одинаково правильных выхода: маскироваться или защищаться. По части маскировки суккуленты являются признанными асами. Особенно выделяются среди всех так называемые «живые камни». Не требуется особых объяснений, чтобы понять: эти растения удивительно похожи на камни. Представители уже не раз упоминавшегося семейства мезембриантемовых настолько преуспели в мимикрии, что проявляют явные тенденции к специализации. Так, например, литопсы (Litops) и конофитумы (Conophytum) подражают гальке. Особи каждого вида, произрастая в определенной местности, усвоили соответствующий цвет и форму камешков, среди которых они и стараются затеряться. Растения рода титанопсис (Titanopsis) удивительно похожи на куски пористого известняка, на котором они предпочитают расти, а плейоспилосы (Pleiospilos) называют «живым гранитом» по той причине, что они напоминают осколки именно этой горной породы. Очень похожи на камешки и многие листовые суккуленты из семейства толстянковых (Crassulaceae). 

Подражать камням научились не только те растения, которые запасают влагу в листьях. Некоторые стеблевые суккуленты тоже имеют такие навыки, но о них позже.

Нельзя также не упомянуть еще об одном удивительном приспособлении. Фаукарии (Faucaria) со своими супротивными листочками, имеющими зубчатые края, весьма похожи на раскрытые пасти хищников, чем отбивают аппетит у желающих ими поживиться.

Пассивная оборона вышеперечисленных растений — лишь невинная шутка в сравнении с активной защитой покрытых мощными шипами листьев агав, которые имеют еще и едкий сок. Абсолютно несъедобны по причине ядовитости листья представителей рода сенецио (Senecio). Многие хаворции и алоэ обладают весьма грозным видом благодаря листьям с шипами, которые, впрочем, не очень-то и колючие.

Все перечисленные выше приспособления суккулентных листьев направлены на то, чтобы помочь растению выжить в неблагоприятных условиях. Но имеется еще одна очень важная особенность:

многие листья способны дать жизнь новым растениям. Это касается представителей рода бриофиллюм (Briophyllum), относимых сейчас к роду каланхоэ (Каlanchoe), листья которых буквально осыпают поверхность земли крошечными растеньицами, готовыми схватиться корешками за почву. Подобный способ размножения настолько эффективен, что никому и в голову не приходит пытаться разводить эти суккуленты по-другому. Более того, содержание их в коллекциях чревато необходимостью постоянно удалять из горшков, которые расположены вблизи растений, укоренившиеся «сорняки».

Имеется еще одна способность листьев: будучи отломленными, они могут укорениться и дать начало новому растению. Суккулентные листья обладают достаточным запасом жизненных сил, чтобы выступать в роли черенков при вегетативном размножении. Это характерно практически для всех представителей семейства толстянковых (Crassula-сеае). А от одного листа сансевьерии (Sansevieria), который у некоторых видов этого рода порой достигает нескольких метров в длину, можно получить сотни черенков, и из каждого из них вырастет полноценное растение. Довольно просто листовыми черенками размножаются хаворции (Hawortia) и гастерии (Gasteria).

Лист суккулента, даже если у него нет ни стебля, ни корней, является столь незыблемым бастионом жизни, что не возникает сомнений: Природа по отношению к нему не поскупилась на фантазию. От всех любителей суккулентов низкий поклон ей за это.

Ну вот, теперь Вы знаете немного больше о ваших экзотических любимцах на подоконнике, но совершенно не догадываетесь, что вовсе не обязательно мучительно искать места, где можно купить суккуленты в Перми, Новосибирске, Краснодаре или Уфе, без обмана и подлога. Достаточно выбрать нужные вам экземпляры на сайте «Кактусёнок» и с помощью несложных манипуляций оформить заказ. Все остальное, уже наша забота!